Домой Природа Соловков Когда появился «Хутор Горка»

Когда появился «Хутор Горка»

840
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Что такое Хутор Горка? На Соловецких островах каждый житель это знает. Хутор Горка — это сад, который создавался исторически, постепенно, ещё с начала 19 века, находится в 4-х км севернее поселка Соловецкий. Разработанное историческим монастырём место оказалось привлекательным для всякого соловецкого начальства — как концлагеря 30-х, так и Учебного отряда СМФ 40-х — 50-х.

Двухэтажный дом, построенный «для временных посещений настоятеля», «при воскобелильне», в 1862 году, названный не очень удачно при описи памятников «Дачей архимандрита», в те времена не пустовал, но садом с 1937 года заниматься перестали. Постепенно он зарастал лесом, пока его не передали школе. В 1959-1969 гг там расположилось «Учебно-опытное хозяйство Соловецкой средней школы», которым руководила учитель биологии М.И.Андреева. Это произошло по инициативе и при участии директора школы, учителя химии П.В. Виткова, активного защитника ценностей архипелага, поэтому немалое число местных жителей там потрудилось.

Учителя и ученики старших классов Соловецкой средней школы, 60-е гг , внизу в центре — директор школы П.В.Витков

Но эту статью пришлось написать ради многострадального названия «Хутор Горка». История его возникновения часто искажена в разных источниках и явилась примером сведений, которым верить не стоит. Это случается, когда историю пишут не честные ученые, а ангажированные начальники, администраторы или их такие же сотрудники. Не зря в монастырях была должность «Летописец» — человек, который записывал скрупулезно все, что случилось, кто когда и что приобрел, изобрел, сделал и т.п. Теперь это важнейшие сведения о нашем прошлом.

Во время инвентаризации памятников архипелага в 1960-е годы территорию «Хутор Горка» записали как «Ботанический сад XIX века” После создания Соловецкого историко-архитектурного и природного музея-заповедника в 1974 году, сад передали ему под названием “Исторически сложившийся дендрарий Хутор Горка (бывшая Макарьевская пустынь Соловецкого монастыря)” — Решение Архоблисполкома от 12.02.1975 года № 69.

Теперь это одно из самых посещаемых мест Соловков, хотя экскурсия музея-заповедника по саду длится всего 20-30 минут — обычно после поездки на Секирную гору, по пути. Лишь изредка бывают часовые экскурсии. А там есть, что посмотреть и рассказать.

Вид на Хутор Горку сверху. Фото Станислава Седова.

Однако, ни сад, ни дендрарий музей-заповедник уже не называет Хутором Горка. С сентября 2000-го года это «Музейный комплекс Макарьевская пустынь — Ботанический сад». Как каждый экскурсовод, так и каждая турфирма, рекламирующие сад , включенный в программы соловецких туров, скажет вам, что при большевистском концлагере пустынь переименовали в Хутор Горку, но теперь монастырское название восстановили.

Например, интернет-ресурс администрации Соловков «Мои Соловки» гласит: «В 1920г. Макариевская пустынь была упразднена. В 20х-30х гг. она стала частью Соловецкого общества краеведения, и здесь заключенными Соловецкого лагеря особого назначения проводились эксперименты по высадке и акклиматизации многих растений, в т.ч. ряда пород ценных деревьев… Также в середине 20х гг. деревянный дом служил летней резиденцией начальника лагеря – Ф.И. Эйхманса. В те годы появилось еще одно название этого места – Хутор Горка

А энциклопедия по садам Грининфо расскажет более подробно: » .. с закрытием монастыря и размещением на островах Соловецкого лагеря особого назначения (1923-1939 гг.) это место стали называть Хутор Горка,  здесь размещалась резиденция начальника лагеря. Территория тщательно охранялась. Воскобелильный завод был снесен, на его месте построили сторожку, а на освободившихся площадях стали выращивать сельскохозяйственные культуры. Работали здесь заключенные, приписанные к  «Опытному сельхозу» и члены Соловецкого общества краеведения. Здесь работал и знаменитый биолог, академик В.Н. Дегтярев. Ему, заключенному лагеря, ботаники из разных стран присылали семена и саженцы экзотических для данной местности растений, которые он высаживал  и акклиматизировал. Сад состоял из нескольких частей и был разбросан по разным местам Соловков, в том числе и на территории Хутора Горки. В этот период велась активная работа по интродукции новых видов растений и под руководством Ленинградского Ботанического Института, откуда поступал посадочный материал .«

Все эти сведения, распространившиеся в десятках справок и рекламных буклетов — беспросветная каша из обрывков полуправды и чьих-то фантазий. Во-первых, В.Н.Дегтярев никогда не был академиком и знаменитым биологом. Он был агрономом, человеком неуемной энергии и большим любителем новых проектов. Его биография описана в книге С.Э.Шнолля «Герои и злодеи российской науки». Его жизнь — пример неистребимого оптимизма в жесточайших условиях. На Соловках он создал дедропитомник на Зелёных озёрах по рекомендации известного ботаника И.В.Палибина, но от сада до него — около 20 км. Сад же не был «разбросан по разным частям Соловков», сад не был частью Соловецкого общества краеведения.

Никаких сведений о работе В.Н.Дегтярёва на Хуторе Горка нет. Известно только, что некоторые выращенные им саженцы были туда переданы. А какие могли быть посылки из разных стран в концлагерь?! Посылки с черенками приходили из Ботанического института Ленинграда для выращивания саженцев в дендропитомниках.

Для создания дендропитомников на Соловки в 1926 году приезжал из БИНа ботаник, доктор биологических наук Иван Владимирович Палибин (впоследствии — директор этого института в 1929-1932гг, но даже он не был академиком). Палибин написал справку о том, что Зеленые озера могут стать хорошим «агрикультурным районом Соловков», хотя там тогда (кроме густого леса) была лишь маленькая избушка монаха-отшельника.

Удивительно, как Палибин вообще попал в столь удаленное от главного соловецкого поселка местечко острова как Зелёные озера — ведь до него километров 15 по лесной дороге и тропам. Можно предположить, что этим визитом и своей рекомендацией Палибин хотел спасти Дегтярёва, который когда-то был отправлен Ботаническим институтом и садом в командировку в Америку за семенами. Денег на обратную дорогу Дегтярёву институт переслать не смог, и тот скитался по чужой стране 2 года, зарабатывая на возвращение в СССР. Здесь его ждала участь большинства таких возвратившихся из загранпоездок специалистов, отправленных туда по заданию родины — ГУЛАГ.

Владимир Николаевич Дегтярёв. Как видите, у него нет одного глаза. Он выбил его в детстве, выпрыгнув из окна. Это не позволяло ему поступить в ВУЗ, хотя он обладал хорошими познаниями, особенно в области естествознания и сельского хозяйства. Он смог получить аттестат только агронома и какое-то время работал в Ботаническом саду Ленинграда. Человек он был незаурядный — интересный рассказчик, балагур, знаток множества историй, очень смелый и острый на словцо, неистребимый оптимист. Лагерное начальство даже старалось к нему не цепляться. Отсидев срок, он был освобожден, затем уехал работать в Среднюю Азию. Есть сведения, что в годы террора его расстреляли, также как и тысячи других освобожденных когда-то из концлагерей специалистов, надеявшихся, что они освободились от этого зла навсегда. Дегтярев с напарником разработали место среди леса для посадок черенков из БИНа и создали дендропитомник. Его посадки можно увидеть там и теперь. Часть подросших саженцев он отправил на Хутор Горку, называя в отчетах это место «Горки».

Посадки на Хуторе Горка в лагерный период делали с 1927 по 1936 годы. Одной из последних была высажена лиственничная аллея (1935-1936 гг).

История местечка Хутор Горка, всегда вызывавшего интерес, до сих имеет пробелы. Изучать её начали в 70-е годы, когда сад передали музею-заповеднику (1975). До 1990-х его сотрудники посещали архивы, поэтому что-то удалось собрать. Дважды привлеченными подрядчиками были созданы проекты восстановления исторического облика сада, но оба проекта теперь просто лежат на полках.

Тем не менее, сад был признан Советом Ботанических садов России: с 26.04.1982 он был поставлен на учет под называнием «Ботанический сад Соловецкого музея-заповедника». С 1.01.1984 года включен в состав Совета ботсадов Северо-Запада Европейской части СССР (документы подал Н.А.Никишин). Этот отдел музея-заповедника показывает туристам чудеса садоводства в условиях северного климата.

Цветочно-декоративное оформление перед «Дачей архимандрита». 2 экземпляра Туи западной, шаровидной формы, приобретены в частном саду Эстонии 1990 году — тогда они были размером с теннисные мячики.

Наименование сада, зарегистрированное в Совете Ботсадов, однако, не отразило его историческое происхождение. Ведь многие сады мира носят какие-то символические или исторические названия, по которым их узнают, например сад Кью в Лондоне, Кёкенхоф в Голландии, Нонг Нуч в Таиланде и мн.др. Обиходным в 90-е годы оставалось название местности и сада «Хутор Горка».

Мы назвали сад на Соловках: Ботанический сад «Хутор Горка» в 1989 году, позже разработали для него нормативные документы деятельности и проект зон охраны территории-памятника.

Сотрудники 90-х на склоне холма с двухэтажным «домом при воскобелильне» на его вершине. Слева направо: Людмила Ермолаевна Жидкова (приглашенный садовод-дизайнер), Фокина Татьяна Леонидовна (зав отделом), Денисова Нина Алексеевна (научный сотрудник). 1990 г.

С 1988 года я была назначена руководителем нового отдела «Ботанический сад», который появился при реорганизации музея-заповедника в Объединенную дирекцию Соловецкого музея-заповедника (ОД СГИАПМЗ) его директором Л.Е.Востряковым. Эту должность я занимала до 2002 года, своего увольнения из музея. В 1998-2000 была директором ОД СГИАПМЗ, т.е. музея-заповедника. Статус этой территории, исторический ландшафт, коллекции, штат и многое другое надо было обосновывать для его развития и финансирования Министерством культуры, тем более, что ботанические сады для учреждений культуры не характерны.

Первые специалисты сада — цветоводы-декораторы Елена Абрамова и Ольга Гришанова, которых пригласила директор музея Л.В.Лопаткина. Теперь они соответственно — агроном (или инженер) и заведующая садом. В штате сада было в те годы от 8 до 12 ставок, включая сезонные. Теперь штат постоянных работников сада меньше, чем штат его охраны. Фото около 1994 г, виден новый верх исторического колодца (1993 г), вернее — колодца, построенного когда-то на месте монастырского (дата неизвестна) — иногда его ошибочно называют «Святой колодец», но о Святом колодце скажу ниже.

Никаких нормативов в Министерстве культуры для деятельности садов нет, как нет и целевого финансирования. Многие работы удавалось делать благодаря волонтерам. Волонтеры спасают сад и теперь.

Работа волонтеров в саду была начата группой из 728 московской школы под руководством учителя литературы Софьи Яковлевны Коцот с 1989 года. Группы стали приезжать почти ежегодно. Десятки учеников московских школ оставили свой след в благоустройстве этой местности. Потом здесь побывали многие большие любители природы и садов.

Своим работникам приходилось нелегко. Рабочий сада Женя Быков оценивает возможности затребованных преобразований. Тогда работники спецодежды не получали, как теперь, около 1992 г.
Валя Козлова пытается обкашивать посадки в саду серпом. Техники тогда ещё не было.
Волонтеры — спасители сада. На переднем плане — легендарная собака Чара. Ее какой-то архангелогородец привез в аэропорт Архангельска и бросил там. Она сумела пробраться в самолет, летевший на Соловки, и вышла на лётном поле. Прилетев на Соловки, поначалу она бегала по острову, заглядывая в глаза людям — не найдется ли для неё друг. Мы взяли собаку в сад, и она несколько лет честно его охраняла, никого не покусав, не вытоптав ни одного растения. Но в какой-то год на Соловках были отравлены несколько собак. Мерзавцу- отравителю не лень было придти в сад и подбросить яд нашей Чаре, которая умерла в муках за свою преданную службу. В саду до сих пор стоит её красивая будка рядом с Комендатурой — бывшей сторожкой сада.

До 2000-го года мы называли сад на Соловках «Ботанический сад «Хутор Горка», название было включено в проектные документы. Было ли это обоснованно, расскажу дальше.

Гора Александровская, названная так в 1854 году архимандритом Александром. На вершине этого холма, была построена первая часовня в 1822 году, затем её перестроили в 1854. Часовня сохранилась частично, проведена её консервация, но реставрация по проекту, заказанному ещё в 1999 году ин-ту Урбанистики, так и не выполнена. На юго-западном склоне горы был разработан сад уже к середине 19 века, многие исторические гряды сохранились до сих пор, они используются под коллекцию сада.

К 1995-му году мне удалось собрать в один документ все сведения об истории этого сада и проанализировать их. Для музея-заповедника был разработан документ, который назывался «История и концепция развития Ботанического сада музея-заповедника». Он не опубликован, но большие выдержки из него есть в литературе, содержание использовано в работах известных ботаников и ландшафтных архитекторов Л.Фурсовой, В.Агальцовой, А.Паршина, А.Лантратовой, Е.Марковской (1-5) и др., в музейных буклетах, в докладах на конференциях . Наша статья о саде, опубликованная в 2003 году в Сборнике «Русская усадьба», приведена на этом сайте.

Эта «История и концепция..» была рассмотрена Методсоветом музея-заповедника в 1995 году. Она была единодушно принята как основная и направляющая нить развития исторической территории и Ботанического сада. Члены совета тогда назвали в шутку эту концепцию «Одой саду».

В 1997 году сад посетил патриарх Алексий со своей свитой, в том числе с наместником Соловецкого монастыря архимандритом Иосифом.. Они попробовали воду из колодца с родниковой водой. Название ботанического сада Хутор Горка никаких возражений не вызывало.

Коллекция растений пополнялась на основе принятого плана (создавали тематические коллекции лекарственных, кормовых и декоративных растений, восстанавливали исторические посадки, делали попытки создания коллекции редких местных растений, проводили ландшафтные работы). В 1997-2000 годах фирма ООО «Русский сад» занималась проектированием перспективных работ, что могло позволить привлечь средства из федерального бюджета, а институт Урбанистики создавал проект реставрации часовни.

Сохранилось несколько видов часовни Александра Невского 19 века. Её особенностью было устройство смотровой площадке вокруг главы. Конструкция площадки менялась монастырём минимум 3 раза, так как подбирали, видимо, наиболее рациональное для обслуживания такое неординарное устройство. Проект реставрации был выполнен в 2000-ом году, но до сих пор не реализован.

Часовня Александра Невского со смотровой площадкой на горе Хутор Горка. Это один из её вариантов 19-го века, отразившийся также в водном из проектов реставрации.

Таким образом, в 2000-ном году 2 фирмы заканчивали проектирование реставрации часовни Александра Невского и территории сада, в частности — проекта ландшафтных рубок. Главным их смыслом и целью было сохранение как исторических построек, так и микроклимата местности, природных и рукотворных достопримечательностей, среди которых были даже некоторые дупла и гнезда птиц, ныне уже несуществующие, как и название сада.

Волонтеры сада строят забор. Руководить их работами взялся Сергей Кошурников совершенно добровольно и безвозмездно

Но вот наступил август 2000-ного года, когда музей почти без отдыха работал на туристических маршрутах, в экспозициях и в экспедициях. Я тогда уже третий летний сезон была директором Соловецкого музея-заповедника, когда вдруг мне позвонили из Минкультуры и сказали, что у них есть другая кандидатура на эту должность, но мне они не скажут, какая. Напомню, что музей-заповедник был переведен в подчинение Министерству культуры моими усилиями при помощи и при поддержке некоторых должностных лиц в правительстве и в Думе, к которым я обратилась в 1998-1999 годах. Эта история никого в музее-заповеднике не заинтересовала до сих пор.

Вкратце скажу, что почти 2 года работы ушло на погашение долгов музея-заповедника, копившихся до того 4 года, восстановление электроснабжения, которое было отключено более 2-х лет. В юбилейных дайджестах музея-заповедника, выпускаемых раз в 5 лет с описанием достижений музея других периодов, вы этой истории не найдете — в лучшем случае, там вам скажут, что некое «государство» взяло и перевело музей на федеральное финансирование, да ещё и долги погасило в 1999-ом году! Поясняю: долги погашать из бюджета запрещено законом (это — для чудо-писателей музейного дайджеста): долги-то — за прошлые годы, а бюджет — за текущий. Попробовала бы я погасить хоть копейку — было бы нецелевое расходование: я бы тогда была уже в местах не столь отдаленных, только не на Соловках, и здесь вам ничего не писала бы. Как мы выживали и выжили тогда, когда музей был на грани закрытия — до сих пор никто не интересовался — где уж там историю Хутора Горки изучать. По завершению моей работы только тщательно копались 2 комиссии КРУ и аудиторские проверки в поисках финансовых нарушений, увы — безуспешно.

Ни один министерский чиновник при моём директорстве тогда на Соловках и в музее не побывал (в это время шли смены министров, сотрудники Минкульта при этом считались «в отставке» по нескольку месяцев, но отдел музеев после обновления состава сразу решил действовать — подобрать «своих», видимо).

Мне было предложено написать заявление на должность замдиректора. В общем, эта история длинная и здесь описывать её не буду, но она имеет частичное отношение к нашей теме. Замещать неизвестно кого и продолжать нести на своих плечах весьма нелегкий груз я сразу отказалась.

В августе приехал новый директор и показал мне приказ, по которому я уже неделю как не директор. Всё бы ничего — не директор, так не директор, но я ведь заключала договора и брала на себя множество обязательств перед людьми. Получилось так, что я подвела всех людей, начавших работу по этим договорам, т.к. всё было расторгнуто почти в одночасье. Но причем здесь сад? Сейчас скажу.

Новый директор начал сразу доказывать, что пришел не зря, должен все изменить, а до него все было неправильно. Прежде всего, за мой отказ работать его замом и желание остаться заведующей садом, было изменено название моего отдела и территории сада — тогда и исключили название Хутор Горка. В октябре 2000-го был созван Методсовет, которому было приказано заново рассмотреть «Историю и концепцию развития сада» написанную мной в 1990-1994 годах (откопали в архивах), высказать критические замечания, то есть не принимать документ, хотя он и был практически реализован.

И вот те же сотрудники, которые утвердили мою концепцию 5 лет назад, стали выступать поочередно. Поглядывая на нового начальника, потребовавшего «осудить и отменить», а затем глядя на меня «на голубом глазу», стали говорить такие фразы: «Концепция слишком многословна» (и это правда); Надо разделить на главы» (а там уже было 10 глав); «Эпиграф неточен» (а как он может быть неточен, если это фраза не моя, а Фрэнсиса Бэкона «Всемогущий Бог первым насадил сад» — как перевели, так перевели), не сформулирована миссия, неправильное (т.е. «лагерное») название и т.п.

По выступлениям членов музейного методсовета и примкнувших к ним приглашенных было понятно, что никто концепцию не читал, а то, что читал 5 лет назад, давно забыл, но «критические замечания» высказывали с удовольствием. Только Сережа Морозов сказал «Что вы, хорошая концепция, можно работать.» Сережа вообще был человек, царствие ему небесное.

Когда я посмотрела протокол заседания, сразу вспомнила протокол сессии ВАСНХНИЛ, который читала ещё в студенческие годы — по такому же сценарию Лысенко разгонял генетику как лженауку.

Короче — предложили все переделать, даже создать комиссию, чтобы разработать новую концепцию, так как я, видимо, не справлюсь. Потом все это просто былью поросло, никакой комиссии никто создавать не собирался, про концепцию с исторической справкой давно забыли. Но название сада Хутор Горка отменили! Фирме Русский сад изменили проектное задание — вместо разработки мелиорации затапливаемых мест и проекта ландшафтных рубок ей поручили сделать эскизы планшетов и закончить проектирование.

Ну изменили название, так изменили. Название ещё не история, но и это оказалось не так. Что теперь говорит каждый экскурсовод? Все они, как мантру, повторяют одну версию о названии местности. Вкратце она звучит так: Это была Макарьевская пустынь с 1822 года, которой при лагере дали название «Хутор Горка», теперь территорию снова называют Макарьевская пустынь. Эта версия разошлось и продолжает расходиться по десяткам справок о Соловках. Но что же здесь неправильного?

Как было сказано в «Концепции», пустынь уже к 50-м годам 19 века функционально превращается в скитское хозяйство монастыря и иногда называется Пертозерским скитом одновременно со старыми названиями. Но сохранялись и старые названия — Макарьевская пустынька, Макарьево, либо Хутор Горка в соответствии с ее рельефом. Именно название Хутор Горка встречалось уже в середине 19 века, а могло быть и раньше. Оно продолжало употребляться более сотни лет.

Каменная лестница, которая вела на гору Хутор Горка. Она была устроена, предположительно, напротив входа в келью основателя пустыни Макария, фундамент которой был найден археологом Ю.Б.Бирюковым в 1998 году. Фундамент и лестница незаметны в саду и не музеефицированы. Фото soglasnaya с сайта tetkam.net

Помимо фундамента кельи Макария, устроенной предположительно на мансарде деревянного дома с конюшней, Бирюков нашел ещё место кельи монахов, уходивших в эту пустынь «на безмолвие». В середине 19 века среди них был монах Никодим, который провел в одиночной келье, видимо, много лет. Одно из озер рядом с садом названо Никодимово, второе за ним — Данилово. Возможно, второе название также связано с жизнью отшельника, жившего среди холмов в Макарьевской пустыни. Кроме того, рядом с садом есть ещё и не исследованные фундаменты.

Литография с видом Макарьевской пустыни, Воскобелильного завода и горы Хутор Горка с часовней. Собственно Макарьевская пустынь расположена справа от ряда столов беления воска и деревьев. Предположительно, келья Макария, который посещал пустынь очень редко и только зимой, прибывая туда на лошадях, находилась на мансардном этаже дома, где виден мезонин. Внизу, под кельей, находилась конюшня. Остатки фундамента конюшни с кельей Макария сохранились, но заросли дёрном.

Вторая келья «для монашествующей братии» была устроена у подножия следующего холма, в распадке, по другую сторону от часовни, с юго-востока от неё. На нём также устроена небольшая каменная лестница, а также проявились рукотворные террасы, которые нашел садовый археолог Брайан Дикс, приглашенный музеем из Великобритании в 1997 (?) году. На вершине того холма растет большая лиственница — возможно, она наиболее старая на Соловках, посажена в середине 19 века.

Б,Дикс предположил, что на террасах были огороды отшельников. Недалеко от фундамента кельи отшельников, в низине, был сделан первый колодец Макарьевской пустыни, называемый в списке памятников Соловков «Святой колодец» (1924). Его мало кто наблюдает, так как туристической тропы туда нет, место кельи отшельников и колодец не музеефицированы, территория заболачивается.

Интерес англичан к саду возник уже в 90-е годы благодаря посещению консульства этой страны в Санк-Петербурге Сергеем Морозовым. Сережа надеялся заинтересовать англичан историей 19 века в плане мореходства, так как они бывали на Соловках во время Крымской войны и позже. Однако, этой темой англичане заниматься не захотели, а узнав о саде, предложили нам сотрудничество в виде своих специалистов. Принц Чарльз всячески поддерживал садовую тематику в Англии. Англичане финансировали издание красочного буклета «Соловецкий сад», поездки специалистов и принца Чарльза на Соловки с его знаменитым походом на Хутор Горку, состоявшимся уже в 2003 году.

Подремонтированный Святой колодец Макарьевской пустыни. дата постройки — 1824 год. Часто в литературе Святым колодцем ошибочно называют тот, который находится в центре сада, см. фото выше, хотя воду освящают в обоих.

Известно, что многие места на Соловках были переименованы в 20-е и 30-е годы прошлого века на советский манер — Белое озеро стало Красным (так и осталось до сих пор), Святое озеро стало Комсомольским (теперь — Святое) и т.д. Но Хутор Горка революционерам вполне понравилось. Оно как-то напоминало Горки ленинские. Поэтому изменили только одну букву — не Хутор Горка, а Хутор Горки, иногда просто «Горки». В отчетах концлагеря неоднократно встречается: «Посажено в Горках»

Историк, ст.н.с музея, канд.ист.наук Ю.М Критский обнаружил это название, работая в архивах ещё в 80-х годах прошлого века. В записи монастыря 1866 года сказано: ”Часовня Александровская во имя князя Александра Невского деревянная на горе Хутор Горка”(6). Это значит, что гора называлась Хутор Горка до того, как стала Александровской. Не зря архимандрит Александр в 1854 году выбил там камень с новым названием — чтобы все его лучше запомнили. Но старое название оказалось очень живучим, тем более, что отражало холмистый рельеф местности.

Памятный камень, установленный на александровской горе после Крымской войны и во время постройки часовни во имя Александра Невского

Название Хутор Горка прочно укоренилось для всей усадьбы и употреблялось  при всех ее хозяевах, только последние (т.е. музейные) зачем-то сослали его в концлагерь. В литературе или в воспоминаниях встречаются также названия, связанные с развивающейся на территории деятельностью. В воспоминаниях о монастыре — “садик с воскобелильней”, или “растениеводческое хозяйство”. При концлагере — “опытный сельхоз” и  “сад акклиматизации растений”.

Название «Хутор Горка» отразило рельеф сада и окружающего его природного комплекса. Уже за сотни метров до сада лес растет на грядах последовательных холмов и распадков между ними. Именно поэтому ещё в 90-е годы прошлого века (! — как же давно) мы разработали охранную зону сада, которую должны были включить в новый Генплан Соловков. Было подсчитано, что наиболее окультуренная с 19 века территория занимает около 5 га, но в охранную зону этого ландшафтного памятника мы предложили включить 14 га. Все границы его были пройдены и отбиты шагами, а лесхоз выполнил расчет площадей и нанес все на карту:

Территория Ботанического сада «Хутор Горка» на схеме квартальной сетки лесоустройства, площадь — 14 га. Теперь её на основе этой карты музей-заповедник отвел в свое управление, хотя никакого Генплана для всего комплекса архипелага тогда так и не создали. Отвод лесной территории накладывает на музей обязательства вести лесоустроительные и охранные работы на всей отведенной территории. Однако, этим пока никто не занимается, что может привести к потере памятника и окружающей природы.

Можно конечно задуматься — а почему я не сказала это музею. Сказала и даже писала, сдала некоторые статьи и книги в библиотеку, материалы должны быть в архиве — не помогло, никто не читает, не реагирует. Рассказывать что-то туристам в саду я теперь не имею права. Однажды я пришла в сад со своим родственником и попыталась с ним просто тихо разговаривать. Охрана сада сказала. что я «могу посещать сад только молча», потому что «вдруг он мне заплатил», а я, может быть, «читаю экскурсию».

В таких требованиях Соловецкий музей-заповедник не оригинален. В СМИ была история о том, как в Третьяковской галерее одной маме предложили замолчать, когда она попыталась объяснить сюжет картины своей маленькой дочке. Видимо, «музейная болезнь» стала распространяться. Впервые в 2016 году мои объяснения сорвали группе волонтеров, которые бесплатно сделали для музея-заповедника буклеты сада, да еще накупили в кассе сада картинок на 2,5 тыс. Они не смогли попасть на плановую экскурсию с музеем, т.к. им не хватило места в автобусе, и попросили меня поехать с ними в сад — у них вечером уже уходил катер. Я же не знала тогда о новых веяниях и поехала с ними. Пришлось мероприятие свернуть с извинениями.

Теперь только на своем сайте и могу сказать: «Ау, музей, турфирмы, ребята, Хутор Горка — более древнее название, чем Александровская гора!»

  1. Фокина Т.Л. Ботанический сад Соловецкого музея-заповедника// Информ. бюлл. Совета ботан. садов России и Отд-ния Междунар. Совета ботан. садов по охране растений. М. 1997.Вып.5.С.7-11.
  2. В.А.Агальцова, Л.М.Фурсова. Ботанический сад «Хутор Горка» (монастырская усадьба на Соловках). // Сборник Общества изучения русской усадьбы «Русская усадьба», М.2002, Изд. Жираф, С. 221-229.
  3. Фокина Т.Л., А.С. Лантратова, Е.Ф.Марковская Интродуценты ботанического сада природно-культурного комплекса Соловецких островов.// Бюллетень Главного Ботанического сада. Выпуск 184. М.2002, С. 8-16.
  4. Фокина Т.Л. Макарьево (ХуторГорка) — пустынь, скит, усадьба и сад на Соловецких островах.// Сборник Общества изучения русской усадьбы «Русская усадьба». М.2003, С.575-585.
  5. Паршин А.Ю. Соловецкий сад. Ботанический сад-Макарьевская пустынь Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. М., 2005.
  6. Главная церковная ризничная опись Соловецкого монастыря, составленная в 1866 году. Архив оружейной палаты, ед. Хр. 1283. ГААО, фонд 878, Соловецкий монастырь, опись 1, ед.хр.1
ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяЖил да был Такелажный амбар, фотоистория.
Меня зовут Фокина Татьяна Леонидовна. Я живу в Санкт-Петербурге. Более 30 последних лет моей жизни связаны с Соловками, 24 года я работала в музее-заповеднике, в 1998-2000 годах была его директором. . По специальности — биолог, приходилось заниматься как природными исследованиями, так и музееведением, охраной памятников, охраной природы, ландшафтным дизайном.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here