Домой Природа Соловков СЛОН и Ворота в Ботсад

СЛОН и Ворота в Ботсад

897
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Ворота в сад зимой 2003 года, фото Артема Паршина

СЛОН и Ворота в Ботанический сад музея-заповедника (Макарьевскую пустынь Соловецкого монастыря)

Пост написан для нашей памяти, истории одного проекта на территории Ботанического сада Соловецкого музея-заповедника, а также для тех, кто ищет сведения о жизни и судьбе бывших заключенных Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН) -два имени будут ниже в главе «Автограф…».

«Без памяти нет народа» — так сказал Юрий Дмитриев, который нашел в Карелии место расстрела и захоронения заключенных (Сандормох), в том числе вывезенных в 1937 году с Соловков 1111 человек.

Место оказалось трагическим для ещё тысяч людей, расстрелянных там без суда и следствия. Огромную работу по поиску судеб заключенных и репрессировнных выполнили сотрудники Мемориала, ликвидированного 28 декабря 2021 года (https://www.memorial-nic.org/solov1937.html)  

Многие заключенные старались оставить свидетельства о событиях в концлагере и о своем в нем пребывании, чтобы не уйти в вечность безвестными, чтобы общество не забыло о злодеяниях человеческих — невозможных, казалось бы, для повторения. Они записывали свои имена, исторические события, результаты своих научных открытий, которые сейчас являются базой для продолжения работ исследователей, если они были найдены.

Когда-то такие записи были на стенах и деталях соловецких построек, местами в щелях были спрятаны записки с именами и событиями, сообщавшими нам ужасы лагерной или тюремной жизни. Но в военное время и в 70-е годы 20 века эти свидетельства стирали или уничтожали, стирая и память о людях и событиях. Остались лишь случайные находки.

Запись, выбитая в Успенской башне, найденная посетителем Соловков Иваном Матвеевым, предпол.-  в 80-е годы.

Автограф заключенных СЛОН в Ботсаду на Соловках

В память о заключенных соловецкого лагеря напомним об одном событии Соловецкого музея-заповедника. В состав его памятников в 1964 году вошел Дендросад в бывшей Макарьевской пустыни Соловецкого монастыря, называемый также Хутор Горка.

На территорию сада вели ворота. Хороших фото этих ворот не нашла, но есть такие: 

Эта фото из инета, автора не знаю, ниже-моя фотка, сделанная каким-то древним фотоаппаратом.

В музее считали, что ворота стоят с монастырских времён. В 1985 году они упали. Когда рабочие музея с сотрудниками стали их разбирать, то внутри обнаружилась доска с надписью карандашом, где отражено происхождение ворот и саженцев в саду, есть имена двух заключенных концлагеря (привожу её полностью):

«Сии ворота стояли на Исаковской дороге у третьей версты. 1936 году в марте месяце сломлен один столб с правой стороны; Трактором, по распоряжению начальника отдела т.Пономарёва Ив… перевезены на Хутор Горки в июне мес.1936 года рабочими Михайловым и Шуканом. В 1937г разобраны и поставлены рабочим Иваном Никол. Михайловым. Столбы помогал ставить в готовые ямы Шукан, да помогал поднять перекладину, а остальную работу всю работал Михайлов И.Н. в январе месяце 1937 года, каковой жил на конюшне с мес сентября 1936 года, родом Пермской губернии Кунгурского уезда и … в год рождения 1874г 5 января. Отбывал наказание с 1931г 21 нояб. срок 10 л заменой вышки по ст.58 п.8, 11 — крестьянин середняк. Ворота собраны при начальнике отделения Агапове.

Саженцы разные сажены в 1935-1936 г осенью, за саженцами ухаживали Михайлов Иван Никол. и Шукан Фадей Михайлович. Шукан белорус, недалеко от местечка Березина.

Сие писал Михайлов Ив.Ник. в 1937г конце января.»

Плаха хранится в СГИАПМЗ, осн фонд 7271. Принята в 1988 году, 16.11. Сдатчик — Мельник Антонина. Указанных имен в мартирологе мной не найдено.

Насчёт конюшни поясню, что скорее всего она была самой первой постройкой Макарьевской пустыни — 1822 года, когда это место выбрал для своего уединения архимандрит Макарий. Его келья, судя по исследованиям, находилась над конюшней, в мансардном этаже. А приезжал он в свою пустынь изредка, только зимой на лошадях. Фундамент этого дома был расчищен в 1998 году, но теперь зарос.

Современные ворота.

Долгое время в саду не было никаких ворот. Но они были очень нужны для этой специально охраняемой территории. Время 90-х для страны, и особенно для объектов культуры, было очень тяжелым.

Соловецкий музей-заповедник в 80-е — 90-е годы прошлого века получал лишь часть утвержденного областного бюджета Архангельской области — не более трети и утопал в долгах. С 1995 года финансирование сократилось до предела: лишь с опозданием до 6-ти месяцев сотрудники частями получали зарплату, иногда по спискам в местных магазинах её выдавали продуктами.

В рабочем здании (памятнике истории и культуры «Петербургская гостиница Соловецкого монастыря») в кабинетах была отключена электроэнергия, в 1996 году отключили полностью и отопление. Но сотрудники продолжали работать в шубах и валенках. Тогда всё оборудование музея-заповедника — пишущие машинки, компьютеры, транспорт, лодочная станция, экспозиции работать фактически не могли.

Иногда на реставрацию историко-культурных объектов поступали незначительные целевые федеральные деньги, но и они с 1998 года прекратились. В июне этого года я была назначена директором Соловецкого музея-заповедника. 

В реставрации памятников изредка помогали дружественные страны, выделяя целевую финансовую помощь. Реставрация, хоть и медленно, но продвигалась. Особенно заметной была работа с норвежскими организациями. От российской стороны её стал поддерживать Институт Наследия во главе с Ведениным Юрием Александровичем.

Со стороны Норвегии — Министерство климата и окружающей среды, Министерсво иностранных дел Норвегии, Управление по охране культурного наследия Норвегии (Институт Риксантикварен), в частности — его старший советник Даг Маклебьюст. В 1996 году была создана Рабочая группа, куда с 1997 года входила и я, хотя мое участине не было постоянным из-за сложностей коммуникаций с Соловецкими островами.

Рабочей группой было выбрано два района на севере России для реализации совместных с Норвегией проектов — Соловецкие острова и Кенозерье. В июне 2000 года в Осло норвежский Институт культурного и природного наследия Риксантикварен утвердил два предложенных мной соловецких проекта, по которому Соловецкий музей-заповедник впоследствии (после моего ухода с поста директора) получил деньги.

Туда (в том числе) вошли проекты восстановления памятника архитектуры 1717 года — Валунной «Бани белецкой» и строительство входных ворот на территорию бывшей Макарьевской пустыни Соловецкого монастыря.

Кроме того, Рабочей группой была признана необходимость произвести новую оценку Соловецкого архипелага Международной комиссией экспертов ИКОМОС как комплексного объекта в Списке ЮНЕСКО, т.е. объекта как культурного, так и природного наследия, включив в него все острова с окружающей пятикилометровой морской акваторией. 

Теперь волею Микульта 27.12.2020 г архипелаг включили в «Религиозно-историческое место«, несмотря на то, что ранее Минкультуры отказался от территории архипеллага, оставив в своей ответственности только памятники.

Проект ворот в Ботанический сад Хутор Горка, или Макарьевскую пустынь, был выполнен архитектором Георгием Кожокарем, которого сейчас все знают как соловецкого крестореза.

Георгий Кожокарь в своей мастерской

Первый его проект представлял резные деревянные ворота. Однако, он был отвергнут специалистами Норвегии как не соответствующий стилю исторического монастыря. Второй проект был выполнен Георгием по аналогиям с историческими монастырскими ограждениями и принят для финансирования норвежской стороной.

В основе принятого варианта были избражения ограждений некоторых монастырских территорий, в том числе и применявшиеся в Макарьевской пустыни в ограде Воскобелильного завода.

  Ограждение территории монастырского кладбища

Георгий руководил изготовлением деталей и установкой ворот, многое делал сам, привлекал помощников. 

Так выглядят сейчас ворота, построенные по проекту Георгия Кожокаря в 2001 году. Теперь они только потемнели от дождей, но крепкие и красивые. Видны керамические шары, защищающие столбы от осадков, аналогичные историческим.

Установке ворот предшествовала боьшая работа не только по проектированию, подбору материала и исполнителей, но и по подготоке отдельных многочисленных деталей для сборки ворот в саду.

Ворота и прилежащий  к ним забор из таких же деталей фотографировал зимой 2003 года ландшафтный архитектор  московского сада «Аптекарский огород» Артем Паршин

Большую роаботу пришлось выполнить по установке опорных столбов. Все детали не только тщательно готовились с помощью сложных столярных и плотницких работ, но и пропитывались консервирующими растворами.

Строитель и инженер А.П.Фокин готовит детали ворот.Трудно было представить, как будут соединены многочисленные детали 

Протравливание и покрытие лаком деревянных конструкций

Начало разметки установки столбов.

Вид ворот из сада.

Итак, ворота с калитками в Ботанический сад музея-заповедника стоят уже более двадцати лет, но до сих пор нигде не указано, что они поставлены на средства  государства Норвегии, по решению специалистов института Риксантикварен и Российско-норвежской Рабочей группы. А неблагодарность — плохая примета.

«С теми, кто не ценит добра, я не ругаюсь, а прощаюсь навсегда» (цитата без автора) 

Институт Риксантикварен перестал финансировать соловецкие проекты после 2001 года и сосредоточил свои финансы и усилия в Кенозерском Нацпарке.

Тем не менее, благодарсвенную доску у ворот надо установить, используя и сведения этой статьи.

Здесь видны керамические шары и фундамет прилежащего к воротам забора

С уважением, Т.Фокина (фото без авторства в подписях выполнены автором статьи).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here